20 апреля 2010, 15:36

Признание Грузией геноцида черкесов: насолить России или договориться "по-братски"?

Вопрос геноцида черкесского народа приобретает особую значимость для России и, в определенной степени, для всего кавказского региона из-за предстоящей Олимпиады-2014 в городе Сочи. У властей Грузии появляется хороший повод осветить темные страницы российской колонизаторской политики на Кавказе и попробовать использовать это в своих интересах. Высока вероятность того, что Олимпиада в Сочи является личным проектом, возможно даже детской мечтой самого могущественного политика России, премьер-министра Владимира Путина. Логично предположить, что угрожая поставить проведение Олимпиады под сомнение, Грузия могла бы попытаться получить какие-то уступки со стороны России. Проведение Олимпийских игр на территории геноцида определенно противоречило бы миссии международного олимпийского движения и могло бы привести к отказу некоторых стран от участия в них. Хотя очень маловероятно, что Россия вернула бы Грузии Южную Осетию или Абхазию из-за такого давления, но, например, Россию можно было бы убедить допустить присутствие международных наблюдателей на этих территориях, отменить торговое эмбарго против грузинских товаров и т.п. С другой стороны, политическим кругам Грузии может льстить сама возможность ответить России на отторжение Южной Осетии и Абхазии таким вот ассимметричным способом.

19-21 марта 2010 г. в Тбилиси прошла конференция "Скрытые народы, непрекращающиеся преступления: черкесы и народы Северного Кавказа между прошлым и будущим". Мероприятие еще до своего начала вызвало немалый отклик в среде российских политиков, экспертов и прессы. Многие наблюдатели в России предсказывали, что итогом конференции может стать официальное признание со стороны Грузии геноцида черкесского народа Российской империей в XIX веке. Конференция приняла два обращения к парламенту Грузии с просьбой признать геноцид в отношении черкесов и в отношении чеченцев и ингушей. Ожидается, что во второй половине мая грузинский парламент вынесет по ним решение. Несмотря на то, что большинство участников конференции принадлежали к диаспорам черкесов и чеченцев, возможность признания геноцида черкесов парламентом Грузии немало воодушевила российских черкесов. Ранее, в феврале 2010 г. в парламенте Грузии была образована специальная группа по поддержке дружественных связей с Северным Кавказом. Даже эта инициатива вызвала резкую реакцию в Москве. Газете "Коммерсант" в российской Государственной Думе инициативу грузинских коллег прокомментировали как "поддержку сепаратизма", а депутат Сергей Абельцев заявил, что "это попытка дестабилизации обстановки на Кавказе".

По историческим сведениям, в 1864 году, в районе, где сейчас должна пройти Олимпиада, в результате политики Российской империи, направленной на насильственное изменение этнографии края, погибли сотни тысяч черкесов. То есть в год проведения сочинской Олимпиады исполнится 150 лет с тех печальных для черкесов событий. Черкесские активисты усматривают в этом повод для отмены Олимпиады в Сочи, или, в качестве альтернативы, признание Россией факта геноцида и принятие мер для устранения его последствий, - в частности, помощь в переселении многочисленной (по разным оценкам это 6-7 млн. человек) черкесской диаспоры на историческую родину. Ассоциация черкесских организаций, представленная на специально созданном сайте, уже выдвинула подобные требования В настоящее время на Северном Кавказе проживает только лишь около 700 тысяч черкесов, - в 10 раз меньше, чем за рубежом. Наличие у черкесов большой зарубежной диаспоры препятствует усилиям России поставить этот вопрос под свой полный контроль и не дать черкесским активистам привлечь к нему внимание мировой общественности. С другой стороны, современный российский режим, (впрочем, как почти любой режим, который может прийти ему на смену в ближайшее время) по целому ряду причин не готов признать геноцид черкесского народа и, тем более, не будет способствовать сколько-нибудь массовому переселению потомков черкесских беженцев на Северный Кавказ. Если бы правительство России пошло на такой шаг, это подвигло бы и другие национальности, живущие на Северном Кавказе и в других регионах Российской Федерации, на то, чтобы добиваться признания геноцида в их отношении. Сколь-нибудь массовое переселение же потомков мухаджиров (изгнанных представителей кавказских нардов) неизбежно привело бы к росту напряженности на Северном Кавказе и, потенциально, к значительным переменам в этнографии и политики края. Историческая мифология, повествующая о "добровольных присоединениях" народов Кавказа к российской империи, все еще является действенным инструментом легитимации российского присутствия на Северном Кавказе.

Черкесские народы родственны абхазам. Известно, что многие черкесы воевали в Абхазии в начале 1990-х, поэтому еще одним результатом признания парламентом Грузии геноцида черкесов было бы увеличение грузинского влияния в этих кругах, а через них, возможно, и в Абхазии. И, несмотря на сильную поддержку абхазской независимости среди черкесов в Адыгее, Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии, большинство национальных организаций черкесов приветствовало возможное признание Грузией геноцида черкесского народа.

То, что действия России на территории северо-западного и центрального Кавказа в XIX веке носили ярко выраженный колониальный и чрезвычайно жестокий характер, это мало кто отрицает даже среди самих российских ученых. Многочисленные свидетельства русских офицеров и генералов того времени говорят о регулярных, массовых убийствах местного гражданского населения и фактической депортации подавляющего большинства населения региона. Официальная позиция российского государства состояла в том, что черкесы добровольно решили переселиться в Османскую империю после окончательного поражения в войне с Россией в 1864 году. Однако, после всех тех зверств, которые черкесы испытали, вряд ли они могли себе представить, что им удастся остаться в живых дома, - поэтому добровольность если и была, то очень условная. Журналист и редактор из Британского Института по освещению войны и мира (IWPR) Оливер Буллоу (Oliver Bullough) написал книгу об этом периоде истории и назвал уничтожение черкесов "первым геноцидом в современной истории Европы".

Кажется, что единственным препятствием для Грузии в признании геноцида Россией черкесского народа могло бы быть только опасение ответных действий со стороны российского государства. Однако, после фактического отторжения Южной Осетии, Абхазии, торгового эмбарго и транспортной блокады, у России остается в запасе очень мало возможностей для наказания Грузии. Никто в мире не поймет, если Россия вздумает ответить на признание геноцида черкесов со стороны Грузии военной агрессией.

И тем не менее, стоило бы изучить вопрос глубже, прежде чем принимать окончательное решение. Что могла бы предложить Россия в торгах с Грузией, взамен непризнания черкесского геноцида? Уход из Абхазии и Южной Осетии? Очень маловероятно. Предположим, что Грузия признала бы место проведения Олимпиады 2014 в Сочи землей геноцида и проведение Зимних игр сорвалось бы (хотя зависимость здесь не такая прямая). Дало бы это какие-то немедленные дивиденды Грузии, впрочем как и черкесам, проживающим на Северном Кавказе? Вероятнее всего дивиденд был бы один – "чувство глубокого удовлетворения". А вот дополнительные серьёзные проблемы могли бы быть уже у самих черкесов.

Андрей Епифанцев, в своей статье на российском сетевом ресурсе Politcom.ru спрогнозировал возможную реакцию Москвы в виде ряда неприкрытых угроз: "Российские власти предпримут определенные репрессалии против адыгских национальных организаций. При этом им точно подвергнутся те организации и те лидеры, которые окажутся замешанными в подобном признании, либо согласятся с ним, но существует вероятность того, что каток государственной машины пройдется и по другим". Учитывая сравнительную малочисленность черкесов в России, Епифанцев также предположил: "Российское общественное мнение отнесется к признанию [геноцида черкесов] крайне негативно и его отношение к черкесам сильно ухудшится, что возможно приведет к стычкам и конфликтам на межнациональной почве. На этом фоне в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии усилятся позиции карачаево-балкарских организаций и деловых кругов, а в Адыгее - стремление русской общины войти в состав Краснодарского края". Действительно, из четырех субъектов Российской Федерации, в которых черкесы являются коренным этносом, - а это Краснодарский край, Адыгея, Карачаево-Черкесия и Кабардино-Балкария, - только в Кабардино-Балкарии они составляют большинство. В Краснодарском крае, где находится город Сочи, по данным переписи 2002 года черкесское население составляет всего полпроцента от общего населения (менее 25 тысяч человек).

Получается, что и попытка уколоть Россию черкесским геноцидом и вступление в торг с ее руководством несут с собой немного преимуществ как для Грузии, так и для северокавказских черкесов. Значит ли это, что вся активизация Грузии на северокавказском направлении, включающая в себя и открытие теле-радиовещания на Северный Кавказ, и приглашение северокавказских диссидентов и недовольных, и налаживание контактов с другими политическими деятелями в регионе, бессмысленна и обречена на провал? Совершенно однозначно можно сказать, что это не так. Северный Кавказ сегодня живет, фактически, в состоянии вялотекущей гражданской войны, информационной блокады и нарастающей пропасти между интересами и видением региона со стороны Москвы и со стороны местных сообществ. Уровень личных свобод в регионе местами даже ниже, чем во времена советского тоталитаризма. В этих условиях, многими на Северном Кавказе Грузия будет восприниматься как своего рода "отдушина", "окно в Европу", поэтому Грузия имеет очень хорошие шансы на расширение своего влияния на этот регион.

Учитывая возрастающий уровень насилия в регионе, непосредственно примыкающем к Грузии, проведение более активной северокавказской политики — это не только вопрос выбора правительства Грузии, но и, в определенной степени, вопрос обеспечения её национальной безопасности. Признание геноцида черкесов вполне укладывается в канву активизации политики Грузии на Северном Кавказе, но это не должно быть одномоментной акцией, с расчетом на немедленные положительные плоды. Скорее речь должна идти о последовательном курсе на развитие отношений с Северным Кавказом, основанном на более или менее четком наборе принципов и интересов, в сотрудничестве как с ЕС, США, международными организациями, так и, по возможности, с самой Россией. Сотрудничество, - очевидно, лучше конфронтации, и мирный (но не "замиренный") Северный Кавказ отвечает долгосрочным интересам как России, так и Грузии. К примеру, российское правительство провозглашает коррупцию, в качестве одной из основных бед Северного Кавказа, способствующей дестабилизации обстановки. Грузия, возможно, могла бы предложить свой опыт приведения в порядок таможенных, полицейских и других служб.

В перспективе, чем богаче и благополучнее будет соседний с Грузией Северный Кавказ, тем лучше смогут развиться региональные, взаимовыгодные, торговые связи. Если же Грузия сможет показать наглядный пример демократической трансформации, то тогда, возможно, Северный Кавказ мог бы стать местом сотрудничества или, как минимум ареной мирного соревнования российской и грузинской модели развития. Это было бы полезно не только для Грузии, и Северного Кавказа, но и, в значительной степени, для России в целом, поскольку стимулировало бы в России развитие демократических и гражданских институтов, вместо традиции ведения политики с позиции грубой силы.

16 апреля 2010 года

Автор: Валерий Дзуцев; источник: Специально для "Кавказского узла"

Лента новостей

31 августа 2018, 16:45

31 августа 2018, 16:01

26 августа 2018, 22:11

17 августа 2018, 19:44

18 июня 2018, 00:00

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей