20 июня 2010, 07:15

Ганнушкина: в Чечне поддерживается атмосфера страха

Власти Чечни поддерживают среди населения страх такого уровня, какого не было даже когда в республике шла война, заявила руководитель комитета "Гражданское содействие" Светлана Ганнушкина на пресс-конференции Правозащитного центра "Мемориал", на которой был представлен доклад "Права человека на Северном Кавказе. Оценки ПАСЕ и реальность". 

Как уже сообщал "Кавказский узел", на пресс-конференции, состоявшейся 17 июня, глава ПЦ "Мемориал" Олег Орлов и его коллеги рассказывали о ситуации в Чечне и других кавказских республиках. Так, в частности, Орлов считает, что при расследовании дел особой сложности по похищениям необходимо рассматривать вопрос о создании межведомственной следственной группы из разных республик Северного Кавказа

"У меня есть много обращений, про которые я никуда не могу написать, потому что к нам в комитет приходят люди, садятся за мой стол и следят за тем, чтобы я ничего не написала и не нажала ни одной клавиши на клавиатуре", - поделилась реалиями своей работы по обращениям жителей Чечни Светлана Ганнушкина.

Правозащитница рассказала о случае, когда так и не удалось спасти жизнь человека.

"Не могу не упомянуть Алихана Маркуева. Он был похищен в городе Аргун в ночь со 2 на 3 августа прошлого года. Были сведения, что его удерживают насильно, и, скорее всего, найдут потом "убитым в бою" в лесу. Мы пытались предпринять что-то, установить, где он. Ни от одной из структур реакции не было. А спустя какое-то время Маркуева нашли убитым в лесу и радостно отчитались об уничтожении террориста. Хотя достоверно известно, что после похищения он находился в распоряжении аргунского городского отдела внутренних дел", - рассказывает Ганнушкина.

По словам Ганнушкиной, она написала тогда "открытое письмо" президенту Российской Федерации, которое касалось не только Маркуева, но и высказываний руководства страны относительно того, что нужно "уничтожать боевиков", но в администрации президента письмо практически проигнорировали и "спустили" обращение в прокуратуру Чечни.

"То есть, на кого жалуемся, тому и переслали для ответа. Это обычная российская практика", - посетовала Ганнушкина, добавив, что "ответственность за происходящее несут не только те, кто работает на Северном Кавказе, но и высшие лица РФ".

По мнению правозащитницы, глава российского государства говорит много об "уничтожении боевиков", и это приводит к тому, что силовики "отчитываются трупами". Но никакой логике борьбы с терроризмом это не поддается, поскольку логично было бы при проведении спецоперации не убивать преступников, а задерживать, убеждена Ганнушкина.

"Их нельзя назвать пленными, поскольку у нас не война, а людей, нарушающих закон, надо задерживать, если идет спецоперация. Далее от них надо получать информацию, что и где происходит в вооруженном подполье, - отмечает Светлана Ганнушкина, - Но это никому не нужно, нужны трупы. Отчитываются трупами".

Ганнушкина напомнила также, что за минувший год ей и ее коллегам удалось предотвратить два похищения. Первым таким случаем Ганнушкина назвала случай с задержанием Масхуда Абдуллаева.

"Этот молодой человек 20 июня прошлого года был депортирован из Египта и оказался в Москве, в аэропорту Домодедово, откуда исчез. Его семья живет в Баку, куда по закону и должен был депортировать его Египет, потому что его семья получила статус мандатных беженцев Управления верховного комиссара ООН по беженцам", - отметила правозащитница.

Молодой человек сначала исчез, а затем появился в выступлении на телевидении Чечни, где рассказывал, что сам приехал в Грозный. 

"Меня очень просила помочь его мать, Сацита. Она прекрасно понимала, чего хотят власти. Его отец Супьян Абдуллаев - один из лидеров подполья. Хотели на сына выманить женщин, а на женщин самого отца. Думали, что если не только сын, но и жена с дочерьми окажется в руках этих людей, то отец тоже появится", - рассказала Ганнушкина.

Как рассказала правозащитница, в МВД Чечни ей сначала ничего не хотели рассказывать, но у нее была на руках официально заверенная доверенность от его матери. 

"Мне позволили поговорить с ним по телефону. Он сказал, что приехал добровольно, что не может сказать, где он живет (у друзей), из соображений безопасности. Потом он вышел из здания прокуратуры, его встретили друзья крепкого телосложения, а еще через день его официально передали матери на границе", - рассказала Ганнушкина. 

Она пояснила, что потом разговаривала с молодым человеком и убедилась, что Масхуд был похищен и находился в Чечне не по доброй воле.

Также правозащитница рассказала о другом случае из своей практики, связанном с Чечней.

"Следующий случай произошел 5 ноября прошлого года, когда я собиралась давать показания по делу о клевете Олега Орлова на Рамзана Кадырова. Меня вызывали к следователю. И тут мне по телефону сообщили, что из Москвы насильно вывозят Арби Хачукаева", - вспомнила Светлана Ганнушкина.

"Его схватили около дома в Москве, где он живет. Запихнули в машину и увезли во Внуково. Было понятно, что никакого адвоката мы туда уже не успеем направить. Я позвонила в линейный отдел аэропорта и сказала, что у них похищают человека. Милиционеры поднялись в самолет и убедились, что человека увозят незаконно", - добавила правозащитница.

Однако, по словам Ганнушкиной, остановить стражей чеченского правопорядка милиция аэропорта не решилась. "Но был поднят шум. В 7 часов утра Хачукаева освободили, и первым же рейсом он вернулся в Москву", - заключила правозащитница. 

          Почти каждый день на Северном Кавказе "Мемориал" фиксирует нарушения прав человека

По словам Ганнушкиной, почти каждый день на Северном Кавказе "Мемориал" фиксирует нарушения прав человека.

Так, к задержанным малгобекским ОВД братьям Цечоевым неделю не пускали адвоката и представителей общественных наблюдательных комиссий. Тогда Светлана Ганнушкина позвонила в дом отдыха главе МХГ Людмиле Алексеевой, у которой есть личный телефон президента Ингушетии Евкурова. Евкуров потребовал, чтобы в ОВД пустили уполномоченного по правам человека, который удостоверился, что у Цечоевых есть на телах следы пыток.

"В аналогичном случае в Дагестане вице-премьер правительства, курирующий силовой блок, пожаловался, что ничего не может предпринять для задержанных, поскольку, если задержали федералы, то местные чиновники бессильны", - добавила Ганнушкина.

Еще один подобный случай, по свидетельству Ганнушкиной, произошел недавно в Кабардино-Балкарии. "В половине первого ночи мне позвонила адвокат Дорогова. Картина похожа на предыдущие: неизвестные люди в масках и на машинах без номеров увезли из дома в Нальчике местного жителя Ратмира Котова. В прокуратуре республике дежурный прокурор Вячеслав Луценко мне ответил, что ему известно, что на основании 49-й статьи УПК адвокат допускается на место задержания. Но издана инструкция, по которой адвокат в рабочее время должен прийти к прокурору и получить его санкцию на это", - рассказала правозащитница.

"Президент 19 мая нам сказал, что многим гражданам, живущим на Северном Кавказе, нужна российская идентичность. Но каким образом хотят наши власти вернуть население регионов к российской идентичности при таком способе работы с ними? И какую национальную идею хотят они внушить на Кавказе? - отмечает Ганнушкина. - Ведь эта идея проста как мир: надо, чтобы человек чувствовал себя защищенным силовыми структурами. Но у нас наоборот человек чувствует постоянную опасность со стороны государства".

Руководитель правозащитного центра "Мемориал" Олег Орлов обратил внимание на дело Ислама Умарпашаева

"Этого человека освободили после того, как Нижегородский комитет против пыток обратился в Европейский суд, курировал и вел дело о его похищении. Сейчас Умарпашаев находится в Нижегородской области и дает там показания. Правозащитники настаивали на изменении места подследственности. Ему поступают угрозы. После его вывоза из Чечни, власть жестко давит на его родственников. Их незаконно задерживают, как заложников, требуя его возвращения. Правозащитники их "отбивают", но тем не менее", - сказал Орлов.

Глава ПЦ "Мемориал" отметил, что по данному делу не были допрошены ни родственники Умарпашаева, ни нижегородские правозащитники. По его мнению, "всем понятно, что с ним дальше произойдет, если его опять вывезут в Чечню".

У тех, кто приезжает из Чечни и готов давать показания о действиях силовиков, нет шанса, что их услышат и будут расследовать

"У тех, кто приезжает из Чечни и готов давать показания о действиях силовиков, нет шанса, что их услышат и будут расследовать. Российские правоохранительные органы спешат обрубить эту "ниточку", а потом констатировать, что убили, похитили и т. д. Не думаю, что у следователей есть приказ сверху не расследовать, запретить. Но каждый ощущает, что начальство не одобрит его действия, если расследование таких дел все же начнется", - пояснил глава "Мемориала".

По мнению правозащитника, в Чечне также Следственный комитет при прокуратуре "опущен ниже плинтуса". "Когда правозащитники просят следователя, даже по особо важным делам, допросить сержанта ППС, он впадает в ступор. "Как! Сержанта ППС имени Ахмат Хаджи Кадырова? Он ко мне не придет. А если и придет, то меня потом побьют". Я не преувеличиваю, это реальная ситуация. Если следственный комитет пишет запросы в разные РОВД Чечни, ответов чаще всего нет. В других регионах такое невозможно", - сказал Орлов.

Так, например, нет ответа по делу Заремы Гайсановой, которая исчезла в ходе спецоперации под руководством Рамзана Кадырова.

"Когда следователю не отвечают, он идет к своему начальнику отдела, а тот пишет представление в следственный отдел по Чечне. И все. Никакого разбирательства, скандала нет. Политическая задача такова, что надо создавать тишь, мир и благодать", - подчеркнул Орлов.

Член правления ПЦ "Мемориал" Александр Черкасов напомнил, что не так давно в Чечню вывезли еще одного человека, хакера Сааева, который взломал официальный чеченский сайт. Судебный процесс по этому делу прошел в Москве, Сааев был осужден.

"И вдруг его для неких "следственных действий" по тому же эпизоду везут в Чечню. Он на некоторое время исчезает их поля зрения, а потом, уже сознавшись в пособничестве незаконным вооруженным формированиям, появляется на свет Божий. Ему не собираются давать большой срок, но ведь за одно преступление дважды не судят. Если через суд прошла одна статья и новых деяний и обстоятельств нет, везти в Чечню, по меньшей мере, странно", - считает Черкасов.

Отметим, что пресс-конференция в Москве прошла накануне намеченного на 22 июня обсуждения в Страсбурге отчета спецдокладчика ПАСЕ Дика Марти о работе механизмов правовой защиты граждан на Северном Кавказе и проекта резолюции ПАСЕ "Средства правовой защиты в случаях нарушений прав человека в Северокавказском регионе".

Автор: Лидия Михальченко; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Лента новостей

25 апреля 2019, 05:48

18 апреля 2019, 20:46

  • Дагестан и Чечня: спорные территории

    Территориальные споры между чеченцами и дагестанцами, имеющие давнюю историю, находятся в процессе демаркации границы между республиками. У местных и федеральных властей есть опасения, что события могут пойти по ингушскому сценарию, когда протесты вылились в многодневные митинги. Какие именно территории являются предметом споров, и в каких районах Чечни и Дагестана они расположены - разбирался "Кавказский узел".

07 марта 2019, 18:06

  • Мода на извинения: от Чечни до самых окраин

    Рамзан Кадыров открыл ящик Пандоры, дав начало практике принуждения к извинениям. Эта кампания вышла далеко за пределы Кавказа. Заявления публичных персон провоцируют травлю, в которой участвуют анонимы. Как это выстраивается в систему травли инакомыслящих, разбирался «Кавказский узел».

25 февраля 2019, 17:03

23 февраля 2019, 19:39

  • Мать уроженца Чечни просит спасти сына от пыток в СИЗО

    Тумсо Абдурахманов, бывший сотрудник госкомпании "Электросвязь", после конфликта с близким родственником Рамзана Кадырова подвергся преследованиям и бежал из России. Тумсо начал выкладывать в Интернет видео с резкой критикой ситуации в Чечне, чем привлек внимание не только сотен тысяч зрителей, но и чеченских властей. В условиях удушения свободы слова на родине эмигранту Абдурахманову удалось небывалое — вызвать кадыровцев на публичный диалог. О Тумсо заговорили не только в Чечне.

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей