Создатель базы о нарушениях прав журналистов, эксперт Международной федерации журналистов Джон Кроуфут и секретарь Союза журналистов России Надежда Ажгихина на семинаре в Махачкале, 14 апреля 2011 г. Фото "Кавказского узла"

19 апреля 2011, 16:05

Кроуфут: новая база данных о нарушениях прав журналистов станет практическим пособием для их защиты

В новой базе о нарушениях прав журналистов, составителем которой является эксперт Международной федерации журналистов (МФЖ) Джон Кроуфут, инциденты структурированы по шести типам: угрозы, нападения (акты насилия), задержания, уголовные преследования, обвинения в клевете, в экстремизме и незаконные увольнения. Об этом рассказал сам Джон Кроуфут.

По словам Кроуфута, в этой базе будет собрано более 400 инцидентов, и планируется эту информацию сделать публичной, чтобы люди могли видеть, какие инциденты произошли за неделю.

Напомним, Джон Кроуфут побывал в Дагестане, где объяснил, почему он вовлечен в это дело: журналисты, по его словам, многое сделали, чтобы люди уважали законы, но у них самих нет защиты. Эксперт заверил, что он будет рад предоставить сведения, поскольку многие не знают даже имен, к примеру, погибших журналистов в Дагестане. В базе данных есть раздел по Чечне и другим республикам. В Москве, где также состоялась встреча, посвященная проекту Кроуфута ее участники заявили о необходимости предания гласности всех случаев нападений на журналистов, угроз в их адрес.

Новая база может связать инциденты в разных концах страны по типам

Запущена будет новая база в онлайн-режиме осенью этого года. Над ее созданием Кроуфут работает почти два года, с лета 2009 года.

"Мы стремимся покрыть весь спектр возможного воздействия на журналистов", - пояснил Джон Кроуфут, комментируя то, что в базе данных инциденты будут структурированы по типам.

Одной из важных новаций базы, отмечает он, является не просто констатация фактов, а возможность связать их по типам, прецедентам, а также ведение процессуального мониторинга, что позволяет следить за всей цепочкой событий, инцидентов, происходящих с тем или иным журналистом.

"Главное, мы можем не только констатировать случившийся инцидент, но и показать новый виток развития этого события", - отмечает создатель.

Он указывает на раздел базы "Действия сторон". В нем можно открыть строку "нет информации", "напали на журналиста, и он обратился в полицию", "есть реакция" (возбудили уголовное дело или отказали), "есть решение в пользу журналиста" или "нет решения" или "еще идет разбирательство".

По словам Кроуфута, сведения по инцидентам, которые происходят в разных регионах, можно обобщать, анализировать, сопоставлять, изучать опыт судебных прецедентов.

Кроуфут отмечает, что в новой базе гораздо больше информации. "Мы попытаемся найти лучший способ сделать эту информацию публичной, чтобы люди могли сразу увидеть, какие инциденты произошли за прошлую неделю", - сказал собеседник.
 
"У каждого убийства или нападения есть предыстория"

Одной из задач новой базы, по словам эксперта, является восполнение пробела по информации до и после совершения преступления, так как "у каждого убийства или нападения есть предыстория".

До убийства или нападения, отмечает Кроуфут, как правило, угрожают, но об этом журналисты не заявляют в правоохранительные органы, а после убийства информации нет, поскольку правоохранители не сообщают о ходе расследования, и не всегда расследуют сам факт убийства. "В результате полная безнаказанность делает профессию журналистов в России одной из самых опасных", - считает Кроуфут.

Он указывает на то, что в России очень много разговоров о насилии против журналистов, но акценты расставлены не совсем правильно. "Изучая мониторинг Фонда защиты гласности и Центра экстремальной журналистики (ЦЭЖ), мы поняли, что важнее попытаться предотвратить смертельный исход", - отмечает Джон Кроуфут. 

В России распространено запугивание журналистского сообщества на уровне избиения

По сведениям эксперта, наиболее распространенным в России является "насилие на уровне избиения". Этот вид инцидентов, по его мнению, носит массовый характер, и часто встречаются аналогии. Собеседник назвал пример, когда следствие привело доказательства, а суду они не показались убедительными. 

Кроуфут объяснил, почему факты избиения не расследуются. "Как мы выяснили, по статье 24 Уголовно-процессуального кодекса РФ по причине неустановления виновных лиц дела приостанавливают. Другая причина - если физическое воздействие определяется как нанесение легкого вреда здоровью, через два года истекает срок давности, и дела закрываются. Если по убийствам есть какие-то судебные дела, то по избиениям дела почти никогда не доходят до суда", - констатирует он.

Между тем, по его информации, в год в стране происходит 20-30 случаев избиений журналистов. "Какую информацию по этим фактам собрало следствие? Непонятно. Если никого не наказывают, избиения продолжаются. Угрозы убийством, угрозы избиением или угрозы неопределенного характера очень воздействуют на журналистов, потому что факт насилия всем очевиден. Это может закончиться и смертельным исходом", - говорит Джон Кроуфут.

"Но убийства - это самый крайний этап, - считает Кроуфут, - основной же целью давления является запугивание". Поэтому он считает, что каждую, даже казалось бы самую простую угрозу правоохранительные органы должны расследовать. 

Джон Кроуфут добавил, что на основе сведений Фонда по защите гласности и Центра экстремальной журналистики за пять лет изучил нападения на журналистов по обстоятельствам. Типичными, на его взгляд, являются случаи, когда не видели, кто напал, у жертвы ничего не пропало из ценных вещей, и это происходит в темное время суток недалеко от дома, где живет журналист.

"Что может быть яснее. Это целенаправленные нападения, связанные с работой этих журналистов. Таких нападений за последние пять лет было свыше 100 случаев",  - подчеркивает Кроуфут.

По его словам, соотношение убийств и избиений - одно к десяти. "Из тридцати убийств одиннадцать точно или возможно связывают с их профессиональной деятельностью. Хотя об угрозах нет информации, но их больше, чем нападений, примерно в 10 раз", - отмечает Джон Кроуфут. 

Обновление базы зависит от того, как инциденты, будут освещать сами СМИ

На 80% информация в новую базу собирается из СМИ. "В основном это региональные СМИ. На федеральном уровне достойным исключением является только "Эхо Москвы", - говорит эксперт.

По его словам, на основе этой базы можно будет делать анализ и защищать свои права в рамках закона, делать запросы в правоохранительные органы, спрашивать, что происходит и почему нет реакции правоохранительных органов.

Джон Кроуфут отмечает, что на расследование дела может уйти и год, и два. Он привел пример журналиста Рогожина, которого избили в Саратове в марте 2009 года. В октябре прошлого года были осуждены исполнители нападения, но заказчиков к ответственности не привлекли, говорит Кроуфут. "Это тоже факт, на основе которого можно сказать правоохранительным органам, что они не довели это дело до конца", - подчеркивает эксперт.
 
База станет практическим пособием для журналистов и юристов
 
По словам Джона Кроуфута, с помощью новой базы данных можно проводить глубинный мониторинг. "Если человека преследуют, мы смотрим, какие инциденты, связанные с ним, есть в базе данных. Перекрестная информация получается очень интересной. Тем самым можно проводить глубинный мониторинг", - отмечает эксперт.  

Он говорит, что по базе можно следить за тем, что сделано, и спросить у правоохранителей, почему не сделано, а примеры того, что происходит в одном регионе страны, можно использовать в другом. "База, таким образом, станет неким пособием, как вести в суде, как сотрудничать со следствием", - считает Джон Кроуфут.

Эксперт также напомнил, что юрист, руководитель Центра защиты прав СМИ Галина Арапова в посольстве ЕС ранее выступила с докладом об опыте защиты прав журналистов и отметила, что по статье 282 Уголовного кодекса РФ (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства) юристы пока не набрали достаточного опыта.

Джон Кроуфут отметил незначительное улучшение расследований по убийствам в последнее время. Он считает, что в 90-х годах в стране была полная безнаказанность, а сейчас, что касается убийств, особенно после суда над обвиняемыми в убийстве Ларисы Юдиной в Калмыкии, "произошел переход на частичное, или избирательное, правосудие".  

По его словам, исполнителей преступлений привлекают к ответственности и "иногда даже сажают", но заказчиков еще ни разу не привлекли к ответственности, хотя в некоторых случаях их имена и назывались.

Следует отметить, что первая база нарушений прав журналистов была создана на русском и английском языках на основе данных ЦЭЖ. В нее были включены 300 случаев гибели журналистов или тех, кто пропал без вести. Целью этого документа было ознакомление людей с причинами, по которым погибли журналисты в России.

Как сообщал "Кавказский узел", в декабре прошлого года в Москве прошла международная конференция "Обеспечение безопасного будущего журналистики в Восточной Европе", в ходе которой Джон Кроуфут также говорил об обновленной базе данных, в которой собраны и систематизированы факты гибели и нападений на российских журналистов. Тогда Кроуфут подчеркнул что, согласно этой базе, большая часть погибших в России журналистов либо работали и жили на Кавказе, либо освещали этот регион и проблемы, связанные с северокавказскими республиками.

Стоит также напомнить, что в феврале этого года Европарламент на заседании в Страсбурге принял жесткую резолюцию о ситуации с соблюдением прав человека в России. В резолюции, помимо прочего, говорится о нарушении прав человека на Северном Кавказе. В документе перечисляются убийства российских журналистов и правозащитников, в том числе Натальи Эстемировой, Заремы Садулаевой, Алика Джабраилова, Макшарипа Аушева, Станислава Маркелова, Анастасии Бабуровой и Анны Политковской. Европарламент вновь призвал власти России найти и привлечь к суду убийц российских журналистов и правозащитников.

Автор: Муса Мусаев; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Лента новостей

25 апреля 2019, 05:48

18 апреля 2019, 20:46

  • Дагестан и Чечня: спорные территории

    Территориальные споры между чеченцами и дагестанцами, имеющие давнюю историю, находятся в процессе демаркации границы между республиками. У местных и федеральных властей есть опасения, что события могут пойти по ингушскому сценарию, когда протесты вылились в многодневные митинги. Какие именно территории являются предметом споров, и в каких районах Чечни и Дагестана они расположены - разбирался "Кавказский узел".

07 марта 2019, 18:06

  • Мода на извинения: от Чечни до самых окраин

    Рамзан Кадыров открыл ящик Пандоры, дав начало практике принуждения к извинениям. Эта кампания вышла далеко за пределы Кавказа. Заявления публичных персон провоцируют травлю, в которой участвуют анонимы. Как это выстраивается в систему травли инакомыслящих, разбирался «Кавказский узел».

25 февраля 2019, 17:03

23 февраля 2019, 19:39

  • Мать уроженца Чечни просит спасти сына от пыток в СИЗО

    Тумсо Абдурахманов, бывший сотрудник госкомпании "Электросвязь", после конфликта с близким родственником Рамзана Кадырова подвергся преследованиям и бежал из России. Тумсо начал выкладывать в Интернет видео с резкой критикой ситуации в Чечне, чем привлек внимание не только сотен тысяч зрителей, но и чеченских властей. В условиях удушения свободы слова на родине эмигранту Абдурахманову удалось небывалое — вызвать кадыровцев на публичный диалог. О Тумсо заговорили не только в Чечне.

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей